Дед Онотолий (a_simakoff) wrote,
Дед Онотолий
a_simakoff

Categories:

Маленький принц Формулы 1 часть 2

После небольшого перерыва пост про историю Формулы 1 снова, зачем-то, в ваших лентах. 1977 год и мы плавно подошли к ГП ФРГ. За семь гонок до конца сезона явно наметилась пятерка людей, которые боролись за чемпионский титул. Ники Лауда на семь очков опережал Джоди Шектера и Марио Андретти, на одиннадцать своего партнера Карлоса Рётеманна и на семнадцать чемпиона мира Джеймса Ханта. При этом Лауда выиграл всего одну гонку и фаворитом сезона не выглядел. Марио Андретти, да, безусловно фаворит. Чудо Лотус 78, с граун-эффектом, самый быстрый болид чемпионата. Фаворитом смотрелся и Джоди Шектер, в ударном темпе начавший сезон, но несколько подрастерявший большой задел, после 4 сходов подряд. Хант, смог наладить McLaren M26 и начал побеждать. Лауда же брал своё исключительно стабильным доездом в очки. Его напарника Карлоса, хоть и имевшего математические шансы, журналисты со счетов уже списали.
Ну а Формула 1 оказалась в Хоккенхайме. Трасса эта уже принимала ГП ФРГ в 1970. А так конечно до этого было "говорим ГП ФРГ подразумеваем Нюрнбергринг". Авария Лауды, а по большей части современные требования безопасности и телевидения, поставили на "Зеленом Аде" крест. Крест сей получился с петиции пилотов, требовавших убрать Нюрбургринг из чемпионата.Петиции не весь кем подписанной, ибо как минимум Клей Регаццонии и Виторио Брамбилла утверждали, что не их подписи там стоят.

Но поскольку, промоутером трассы был сам Берни Экклстоун, разбираться никто не стал. Как мало кто стал слушать Карлоса Рётеманна и Джеймса Ханта утверждавших, что со времен гибели Кларка в 68, этот изобилующий быстрыми прямыми, проходящими через лес, трек безопасней не стал.
Про изменения в составах и прочих новинках. которых было не меньше, чем на ГП Британии. Харальд Эртель покинул Hesketh и третий пилот команды Эктор Ребаке наконец-то смог получить новый болид. Команда Рено, решила в Германию не ехать, ибо на тестах выявилась проблема с перегревом двигателя. Французы решили пропустить этот этап и заняться поиском решения данной проблемы.
Зато вновь появилась BRM.

За рулем бельгиец Тедди Пиллет, в 74 проведший пару гонок за рулем третьего болида Brabham. Понятно было, что BRM доживает даже не последние дни - часы. Ибо даже Берни рекомендовал Луи Стэнли больше не позориться и остаться с командой дома.
В ATS выставили второй болид
Местная звезда кузовных гонок Ханс Хайер управлял им.
Больше интереса привлек Патрик Томба

Патрик неплохо дебютировал за команду Theodore на ГП Британии и менеджер Сид Тейлор, едва пелотон прибыл в Германию, тут же заявил Патрику что либо он подписывает контракт на 1978 год либо собирает вещи и выметается из команды. Потребовалось вмешательство профсоюза гонщиков, а  F1CA пригрозила выгнать азиатскую команду из чемпионата за такие методы.

Ну а квалификация выявила что для столь прямой трассы граундэффект оказался не важен и Лотус потерял своё преимущество. Плохая новость для Андретти. Зато Джоди Шектер принес команде Wolf первый поул.

1. J. Scheckter  (Wolf WR2 Ford Cosworth )            2. John Watson (Brabham BT45 Alfa Romeo)
3. Niki Lauda  (Ferrari 312)                                       4. James Hunt  (McLaren M26 Ford Cosworth )
4. Stuck  (Brabham BT45 Alfa Romeo)                    5. J. Laffite ( Ligier JS7 Matra )
6.
Andretti  (Lotus 78 Ford Cosworth )                     7. C. Reuterman  (Ferrari 312 T2)
9.
G. Nilsson (Lotus 78 Ford Cosworth )                 10. Brambilla  (Surtees TS19 Ford Cosworth)
При всех своих проблемах Томба смог квалифицироваться 11-м. Впервые с Лонг-Бич квалификацию прошел Рибейро и впервые на старте оказался Ребаке. Провал у Tyrrell Петерсон 14, Депайе 15-й. Что уж говорить о Эмерсоне Фиттиальди, вообще квалификацию не прошедшим.
Вот фильм по ГП ФРГ 77 года. Сразу скажу, зрелище сугубо для фанатов, ибо гонка была не очень зрелищной.  Тут лучшие моменты, на 45 минут. А ниже я про саму гонку совсем коротко расскажу.


Старт хорошо удался Джоди Шектеру , он опережает Уотсона, Лауду и Ханта

В глубине Клей Регаццони сейчас влетит в зад Алану Джонсу и оба сойдут

А это тот самый ас DTM (тогда он назывался по другому) Ханс Хайер. Ханс показал в квалификации 25 время, и с учетом того, что до старта допускали 24 машины, в гонку не попадал.

Босс ATS Гюнтер Шмидт  решил, что это позор и тихонько поставил болид Хайера позади всех, на стартовом поле. Немецкие маршалы сделали вид, что ничего не видят и Хайер проехал десять кругов, пока не был дисквалифицирован.

Джона Уотсона явно кто-то проклял в 1977 году. Северо-ирландец усильно атаковал лидировавшего Шектера

Но на 8 круге исчез в боксах с дымящимся движком

На 13 круге немецкая публика радостно загудела

Ники Лауда, смог опередить Шектера и выйти в лидеры. Африканца тут же попытался обойти Хант, но Джоди мужественно отбил атаки.

На 33 круге у Ханта отказал бензонасос. Это говорило о том, что свою корону он видимо потерял.

Зато в тройку лидеров гонки вошел Ханс-Йохен Штук


Ещё одним человеком, чьи чемпионские амбиции оказались под вопросом, стал Марио Андретти. Двигатель не выдержал. Как и не выдержал он и у боровшегося за 5-е место Петерсона.

Ханс-Йохен Штук стал настояшим героем гонки, впервые приехав на подиум.

Сразу после пересечения финишной прямой, у него закончилось топливо.

Другим героем был Томба. Француз, не смотря на вылет пятой передачи, приехал в очки.

Ну а Ники Лауда, упрочил своё лидерство, одержав вторую победу в сезоне и сотую для шин  Goodyear. Символично, что случилось, это в Германии, где Ники страшно обгорел год назад.



1. Niki Lauda
2. Jody Scheckter +14.33 сек.
3. Hans Joachim Stuck +20.9 сек.
4.  Carlos Reutemann +60.27 сек.
5. Vittorio Brambilla +87.37
6.  Patrick Tambay +89.81

Зачет Пилотов
Результаты 7 лучших из 8 первых гонок и 7 лучших из оставшихся 8 гонок
Кубок конструкторов
учитываются результаты 7 лучших из 8 первых гонок и 7 лучших из оставшихся 8 гонок; один и тот же конструктор получает лишь очки за лучшую финишную позицию
1. Ники Лауда -48
2. Марио Андретти -32
2. Джоди Шектер -38
4. Карлос Рётеманн -30
5. Джеймс Хант -22
6. Гуннар Нильссон -20
7. Йохен Масс -17
8. Жак Лаффит -10
9. Патрик Депайе -10
10. Джон Уотсон -9
11. Ханс-Йохен Штук -8
12. Эмерсон Фиттипальди -8
13. Карлуш Паче -6
14. Виторио Брамбилла -5
15. Ронни Петерсон -4
16. Алан Джонс -3
17. Клей Регаццони -1
17. Ренцо Дзорци -1
17. Жан-Пьер Жарье -1
17. Патрик Томба
-1
1. Ferrari-65 (67)

2. Lotus Ford-47

3. Wolf - Ford -38

4. McLaren Ford- 34

5. Brabham  Alfa Romeo-23

6. Tyrrell Ford-14

7. Liigier-Matra -10

8. Fittipaldi Ford-8

9. Surtees Ford-5

10. Shadow Ford-4

11. Ensign Ford -2

11. Penske Ford-1

Жиль Вильнев не участвовал в ГП ФРГ, так как был связан с проектом Вальтера Вольфа в серии CAN-AM. Но, как и обещал ранее, продолжу свой рассказ про этого легендарного гонщика. Начало тут
Gilles Villeneuve
Пять лет в Формуле 1. Шесть выигранных Гран При. Столько же, сколько у Йохена Риндта или Ральфа Шумахера. Вице чемпион мира. Он крайне мало успел сделать и в то же время крайне много. Столько, что хватило бы на двух, трех гонщиков. Кто лучше расскажет о Жиле, чем люди, которые с ним выступали рядом и имели с ним дело. Им то и дадим слово.
Недавно ушедший от нас Крис Амон
В начале 1977 года я решил, что хочу уйти. Я пытался запустить собственную команду и потерял всякое желание быть гонщиком. Жена была беремена и я решил доездить до конца сезона и остановиться. Но после первой же гонки в CAN-AM я понял, что пора вытащить вилку из розетки.
Жиль заменил меня в команде Вальтера Вольфа. И этот большой талант просто уделал меня. Все видели, что он был исключительным. Он был очевидным выбором. Вальтер Вольф был канадцем и им заинтересовался. И довольно быстро Вольф убедился в правоте. В то время Жиль выдал пару хороших гонок с Кеке Росбергом в Ф-Атлантик. Такие вот два больших таланта появились тогда в Северной Америке.
К сожалению мы так им не дали ему достойной машины. У нас у всех были проблемы. но Жиль всегда был лучше всех. Хотя были у него и недостатки. Тормоза, например, были всегда его проблемой. Думаю машина была потенциально быстра, но не развита, совершенно.
Я как-то проехал с Жилем с трассы в отель.   У него была Honda Civic, и это было всего пару миль. но я решил, что дважды подумаю, прежде, чем сесть к нему в машину снова. Потом я сделал эту-же ошибку в Уоткинс Глен, после чего, решил, что никогда больше. Мы поздно вышли из гостинцы и попали в пробку. Жиль сказал "не волнуйся" и прямо перед носом полиции, поехал по встречке.
Я думаю, сейчас, его помнят лишь по нескольким гонкам за рулем не конкурентоспособных машин. Люди сейчас больше вспоминают Сенну. Сенна тоже имел блестящие гонки. Но я думаю у Сенны техника была куда лучше. Жиль был жесткий пилот, но справедливый и делал фантастические вещи на неконкурентоспособной технике.


Джоди Шектер

Для Жиля гонки были романтикой. Меня заботило как бы остаться живым, а его, как быть быстрейшим в каждой гонке, на каждом круге. Я считаю что более быстрого гонщика. мир ещё не видел. И если он мог завтра бы вернуться, и прожить жизнь заново, он сделал бы все тоже самое и с той же любовью. Любовь тут правильное слово. Более влюбленного в автоспорт человека, я не знал.

Кеке Росберг

Мом бои с Жильем Вильневым в Ф-Атлантик, в Канаде, были самыми сложными сражениями, за всю мою карьеру, поверьте мне. В Атлантик мы стали непримиримыми соперниками, такмми, что после, почти не разговаривали, Я  чаше беседовал со своим детьми , чем с ним.  Наконец в 1982 году я получил конкурентную машину, готов был ему что-то доказать и тут он ушел...
Мне нравилось, как он управлял машиной. На грани, но без ошибок и всегда без грязи. Люди потом сравнивали его с Сенной, но Айртон это совсем другая песня. Тот принес из младших серий, какие-то трюки и фокусы, которых мы в Ф1 и не видели. Это было начало новой эры, Но Жиль никогда так не делал.

Он был невероятно жестким, особенно, против меня. Я помню , что когда - то в гонке Ф-Атлантик мы подлетели на подъеме в Mosport - и соприкоснулись колесами в воздухе! А помните его бой с Арну в Дижоне?  Шины Жиля полностью закончились , но он все еще не сдавался, и он выиграл битву ...
Он был просто прирожденный боец, не так ли? Я думаю, что Жиль был феноменальным водителем,  гигантом вождения. Чистая скорость, чистый талант. Самое печальное в том, что, когда я думаю о нем сейчас, то первое, что приходит мне в голову, это понедельник после гонки в Золдере. Я должен был заехать на трассу по какой-то причине, и  там ничего не было, кроме мусора от уик-энда, и вертолета Жиля..

Аластер Колдуэлл,  главный механик и менеджер McLaren

Впервые в McLaren мы узнали о Жиле Вильневе от Джеймса Ханта.  Тот побывал в Канаде , чтобы в гонке Ф-Атлантик в Труа-Ривьер - в те дни водителям Гран При  разрешили делать глупости - и когда он вернулся , он сказал: "Это малыш гений, он действительно может ездить". Это был очень редкий, для гонщика , случай, чтобы кто-то превозносил достоинства другого, так что Тедди Майер позвонил ему и попросил его приехать.
На следующий день нам в Приемную позвонили, чтобы сказать, что молодой человек внизу называет себя  Жилем Вильневым, и он хочет нас видеть.Такой вот был парень, нам понравилось, что он сам нашел рейс в Лондон, и тут же оказался здесь. Мы показали ему автомобили, и он был просто без ума от них, полный энтузиазма, и это был идеальный вид водителя для нас, с ним не нужно было нянчиться, и он не мог дождаться, чтобы водить машину.
Я был в восторге от него. Мы предложили ему контракт тест-пилота для '78, и три гонки в конце года, но Ferrari также заметил его и предложил ему контракт тест-пилота. И Тедди Майер, сказал ему, что это блеф от Феррари, что мы его отпустим к ним, только как основного пилота. Но Тедди облажался, потому что в Феррари быстро поняли как он был хорош. Я был в ярости, парень был бы идеальный водителем для McLaren.Наверняка он бы выиграл чемпионат с нами.

Он оказался вовлечен в политику Феррари, всю эту суматоху и это была катастрофа. Мне очень понравилось в  Жиле, то, что он был на самом деле очень разумным молодым человеком, у него был внутренний покой. Он ненавидел все это фуфло, все эти навороченные гостиницы, и он жил практически на пит-лейн, в его автодоме с женой и маленьким сыном. Он тосковал по нам, когда он был в Ferrari, постоянно приходил  к нам Потом была трагедия с Пирони. В такой команде, как McLaren, до такого бы, это никогда не доросло. В конце концов, это была катастрофа - вся эта истерия, поднятая итальянскими СМИ. Огромный талант оказался потрачен впустую.

Марио Андретти

Жиль был, в первую очередь, симпатичный парень,. Как водитель, он будет сражаться, и делать все, что бы вас обогнать, но он никогда бы не жаловался о других пилотов, выбивших или заблокировавших его, и мне очень это в нем нравилось. Он делал свою работу очень серьезно, но после гонки вы всегда нашли бы его улыбающимся. Он был парень, которого ты знал, собирающийся бороться с тобой до конца - и что в конце концов вы все еще будете друзьями.
Вильнев имел огромное количество природных способностей -его контроль автомобиля, никто другой так не мог. Были времена, когда я проследовал его, и, поверьте мне, я знаю, как жестко он мог управлять! Поклонники обожали его, конечно же, потому что он делал невероятные вещи.
Что я больше всего помню о Жиль - кроме его вождения - было то, что там всегда улыбался. У него была такая расслабленная аура. Все своим видом он как бы говорил "Вот уверенный в себе человек ... Он был абсолютно уверен в себе, потому что он знал, насколько он был хорош.


Рене Арну

Я счастлив говорить о Жиле, потому что он был мои другом и я понимал его лучше, чем другие пилоты. Как пилот, он был акробатом, всегда на пределе своего автомобиля. Он забирал все из своего автомобиля, а иногда он заканчивал с автомобилем в плохом состоянии, тормоза и шины полностью израсходованы.
Я должен вам сказать, что он не был опасен для других пилотов. Для себя, может быть, да.  Он никогда не был счастлив на прямой - он любил заносы, скольжения. Он должен был участвовать в гонках на максимуме, и не на 100 процентов, а на 105 процентов. В Уоткинс Глен один раз, я спросил его - за поворот, перед боксами, я немного сбрасывал газ там, не так ли? Он сказал, что он снимает ногу с педали газа также, но в конце квалификации он попытается пройти его на полной скорости. Так, незадолго до окончания сессии, я подъехал к этому повороту и там был его автомобиль, полностью разрушенный об стену. Но он был в порядке, и, когда я вернуся в боксы я спросил его, можно ли пройти тот поворот на скорости? "Нет Рене", сказал он, "Я попытался, но это не представляется возможным. Он решил, что это можно было бы сделать, и он попробовал. И это был  Жиль Вильнев, мой хороший друг, и самый быстрый гонщик
.

Гордон Мюррей

Жиль никогда не ездили за нас, но, наблюдая за ним, я думаю,что  он олицетворял ту эпоху в нашем спорте.Я не уверен, насколько заинтересовал бы он команды  в эти дни, но в ту эпоху он был суперзвездой в истинном смысле этого слова. Он просто жил для гонок, сесть в машину и ехать так быстро, как только можно. В эти дни я думаю, что много водителей, приходят в гонки, подзаработать, они забывают, почему они здесь в первую очередь. Жиль был из другого лагеря.
Он был такой парень, который просто ехал с проблемой. Лауда, Прост, Сенна, они был анализировали бы проблему, заебали бы всех, лишь бы её исправить. А Жиль просто ехал.
В конце концов, отношения между Жилем и Пирони это было плохо и для них и для команды. Даже когда мы запустили Сенну и Проста в McLaren, я напоминал им о той истории и заставлял общаться. Им не нравилось это и очень многое, но я заставил их делать это, потому что идея состоит в том, чтобы закончить первым и вторым - но если у вас есть война между пилотами, вы расколите команду пополам, и ваши шансы достичь результатов надо тоже делить пополам.


Джо Рамирес

Жиль, однажды утром, возил меня из Рио-де-Жанейро на трассу и я никогда не забуду эту поездку. Он был в прокатной машине, ничего особенного, но это было нереально, самая страшная поездка, которая я когда-либо была в моей жизни. Он, казалось, предчувствовал что люди собираются делать и маневрировал в потоке с бешенной скоростью, его управление автомобилем было просто удивительным. Я говорю вам, когда мы приехали на трассу, я должен был отправить свои трусы в стирку. И я понял, что возможно, он не собирается быть старым.
Если бы он пошел в McLaren он мог бы выразил себя по-другому, без всех средств массовой информации и суматохи, которая накапливается вокруг пилотов Ferrari раньше.
Это было так грустно в Золдер, вы знаете, это было ужасно, потому что не было признания того, что он ушел. Ferrari вышла и пошла домой, да, но в самой гонке  не было никакого подтверждения. Не было пустого места на сетке, где он должен был быть, ни минуты молчания, никакого уважения к тому, что мы потеряли одну из самых больших звезд на данный момент. Это было очень грустно, и я думал, как холоден наш спорт может быть иногда.Может быть, если бы гонка была в Италии или Англии, было бы больше уважения.
Вы должны помнить, Жиль был суперзвездой, чемпионом мира без короны, если вам так нравится, и все любили его. Он не был плейбоем, но он любил жизнь, и он показал, какие Гран При нужны водители,  тем более, сегодня, когда мы, кажется, потеряли все большие символы. Гонки это не только автомобили и двигатели, речь идет о людях и личностях тоже, а болельщики любят таких пилотов, как Жиль. Он имел реальную харизму, он привлекал людей в спорт. В настоящее время у нас есть к Льюис Хэмилтон, его интересно смотреть, но он вынужден контролировать  том=, что он говорит,  все время. Нам не хватает пилотов, как Жиль.


Алан Джонс

Знаете , что я помню больше всего о Жиле? Я был позади него в начале гонки в Монако в '81, меня в Williams FW07 а у него говно по имени Ferrari турбо. Он сдерживал меня немного, и мы оба это знали. Теперь, большинство парней в этой ситуации будут просто цепляться за позицию, но Жиль был умнее , чем они. Этот его старый танк  был тяжелым , как ад, и он знал , что если он останется впереди меня, скоро он останется без тормозов. Таким образом , он отдался мне в Мирабо - я имею в виду , что он специально оставил мне разрыв на дюйм шире , чем мой автомобиль! Он не делал что бы было легко, но это было , если бы я хотел - и я абсолютно точно знал , что разрыв не будет закрываться, если я  туда сунусь.Что Жиль не идиот вроде какого нибудь Пике. У меня была проблема позже в гонке, и Жиль обогнал меня и выиграл - и самый большой комплимент , которым я мог заплатить ему, это сказать , что я был рад , что он был тем парнем,,кто извлек выгоду из моих проблем. Парень просто никогда не сдавался. Прекрасный парень, и фантастический гонщик - лучший , против кого я когда либо выступал.

Харви Постлетуэйт

Жиль был аполитичен и потрясающее честен. У него не было заискивании перед кем либо, даже перед Стариком. Если болид был дерьмо, он про это и говорил. "Я буду разгонять его, я впечатаю его в барьер, я сделаю все, что вам нравится. Я поеду на нем, потому что это моя работа, и люблю это делать. Я просто говорю вам, что мы не  конкурентоспособны". В этом был весь Жиль и Старику это нравилось.  Он и Жиль были очень близки, несмотря на то, что они едва могли разговаривать, потому что не было общего языка, кроме немного французского Энцо и своего рода "квебекского" французского Жиля, который не возможно было перевести!
Я никогда не знал автогонщиков  похожих на него. Учитывая выбор между лидировать и разрушить шины, или идти осторожно и  занять только третье место, Жиль всегда выбирают первое. Джоди Шектер всегда выбирал последнее и, следовательно,  Джоди стал тем человеком, который выиграл чемпионат мира. Это было так просто.
Мы как-то ужинали с ним в в Маранелло  и возвращались на его Феррари 308. Зима, гололед, а он не тормозя, проскакивал на большой скорости, в щель между грузовиками.  Он имел полную слепую веру в собственные способности, предугадывать действия других водителей, и это как раз было то ,что, я думаю, что и заставило его объехать снаружи Масса , не тормозя.


Мауро Форгьери

За все время моего пребывания в Феррари. годы с Жилем и Джоди были самыми счастливыми. Я никогда не видел другого пилота, который был бы столь яростным и злым за рулем и при этом побеждал. Но стоило гонке закончится, как он тут же расслаблялся и смеялся. Жиль любил жизнь. А езда доставляла ему удовольствие и радость.

Жак Вильнев

Я унаследовал две страсти от моего отца - скорость и музыку. В моем детстве, было много скорости, и волнения, когда  мой папа играл на трубе или на пианино. Мы всегда много путешествовали, от трека к треку, а когда мне было пять лет, он усадил меня на колени за рулем, и мы стали одним целым, я слышал визг шин или чувствовал что мы скользим по дороге на снегу. Мы так ездили, на машинах,  на снегоходах, он так катал меня в своем вертолете. Там всегда была скорость и волнение.
Он всегда ходил по краю. И я унаследовал это. Он рисковал. Как и моему папе, мне тоже всегда не хватает скорости.
Когда я пошел в Формулу 1, я не хотел говорить о моем отце, я хотел делать свое дело, на моих собственных условиях. Теперь я могу говорить о нем, я могу сказать, насколько я восхищался и уважал его за то, каким человеком,  он был, и в течении того недолгого времени, что у нас было для общения, пока я был ребенком.


Йохен Масс

Впервые я узнал Жиля в 77 в Сильверстоуне, когда он пришел к нам третьим водителем и удивил всех нас скоростью на старом М23. Мы с Хантом тогда поняли, что вот оно, новое поколение пилотов.
Он взял хороший контракт с Феррари, но они перестарались, противопоставив Пиронни против него. Этим они довели дело до кипения, потому что Пирони был очень быстрым и столь же безрассудным, даже больше, чем Жиль в некотором роде. То, что произошло в Имоле в '82
(когда Пирони, вопреки приказов, обогнал Вильнев на последнем круге) было плохо, морально и психологически. У Жиля был гнев и разочарование, а  это последнее, что вам нужно на трассе, там нужно определенное спокойствие в голове. Это показало большое давление на Жиля и на мой взгляд, когда он приехал к Золдер, он был полностью разочарован, все еще сердился, и был в  неправильном настроении для водителя. Все это было ужасно, ужасно ненужным.
В квалификации я медленно ехать обратно в боксы с испорченной шиной и, переходя через подъем, я увидел, что он идет за мной, на разумном расстоянии, и, как правило, я бы ожидал, что он сбросит скорость. Я никогда не думал, что он проскочит мимо меня, там где он сделал, это, был грязный участок с правой стороны. Это была катастрофа и что бы там не говорили, просто невезение.
Я провел много времени с Джоди Шектером и Жилем, и он всегда был настолько расслабленным, таким открытым, и мы могли бы поговорить с ним о чем угодно. У него был этот вид канадской ауры вокруг него, он был веселый, и умный. Иногда, как в Зандвоорте (
в 1979 году, где Жиль ехал на трех колесах), он был глуп и смешон, но фанаты любили то , как он участвовал в гонке. Гонкам нужны драйверы,, особенно сегодня. У нас есть Льюис, он настоящий зарядное устройство, который иногда делает ошибки, но это не имеет значения, это приносит волнение. Как Жиль, Эти парни гонщики.

Джон Уотсон

У Жиля был огромный природный талант. Но талант был не ограненным. В некотором смысле Ferrari была идеальной командой для него, но это было также худшим местом, потому что Ferrari не поняли , как получить лучшее из Жиля. Если бы он пошел в британскую команду его талант можно было направить в более эффективное и действенное русло. Победа в  чемпионате, это не сколько "голова в кустах", а сколько история об использовании вашего интеллекта.
В Дижоне в 1979 году его вождение было безответственным. Оно выходило за рамки того, что было приемлемо и, возможно, GPDA (
профсоюз пилотов) должны были быть более критичными, когда он стучался колесами с Рене Арну. И снова в Зандвоорте, с тремя колесами он продолжал ехать по трассе Это не имел никакого отношения к его желанию победить, он просто красовался на разваливающимся автомобиле, не думая о других. Я думаю, что иногда у него отказывало чувство равновесия.
Для меня, Жиль был гиперактивным ребенком, и Ferrari позволили ему ехать таким образом, который, вероятно, возвращал Энцо в к 1950-е годы. Они могли бы сделать больше, чтобы помочь ему использовать свой сырой талант.

Было бы ему лучше в McLaren? Ну, мы, на старости, тут можем помечтать , но в 1979 году Ferrari был, возможно, лучший автомобилем, чем, скажем, McLaren M28. Но дело в том, что Жиль ехал с чутьем и страстью, которая не была направлена конструктивно и, когда он столкнулся с умным партнером по команде, таким как Пирони, который был иногда быстрее, с которым трудно было справиться, все пошло не так. А потом, после ссоры с Пирони, в Имоле, я никогда не видел водителя столь озлобленного, и это заставило его рисковать, Жиль потерял голову, находясь  под влиянием от  вражды с Пирони которую он не мог контролировать. И это опасная позиция для гонщика, его и сгубила.
Жиль любил бросать кости, это был кайф. Его дорожное вождение было опасным и эгоистичным, и он не обдумано рисковал на своем вертолете Очень многих людей привлекают повстанцы или диссиденты, что объясняет некоторый  культа героя, который существует и поныне. Жиль был Че Геварой в то время, когда Ф1 начинала показывать признаки политической корректности. Я считаю, что такая команда, как Williams или McLaren, содержала бы его дикую сторону, более эффективно, что позволило бы ему выиграть чемпионат мира.

Дерек Уорик

Я всегда был немного смущен мистикой окружающей Жиля. Конечно, он был очень быстр, он был хорошим парнем, очень страстным, но он также мог быть безрассудным, что поощряли многочисленные  журналисты и фотографы, даже некоторых коллеги-водители. Журналисты поставили его  среди великих людей, и я не уверен , что он был на этом уровне,  многократных чемпионов мира , истинно великих людей. Если бы он был за рулем в современной Формуле, он был бы отстранен от многих гонок.  В Зандвоорте, когда он привез машину обратно на трех колесах, все говорили , что это было замечательно , а я уже тогда  думал , что это был просто ужасно опасно.
В Зольдере мой автомобиль, был первым, кто приехал на место аварии. И когда я побежал к его машине, я был потрясен и сбит с толку, потому что его там не было, он был в 150 ярдов вверх по дорожке и его шлем  слетел с головы. Я прочитал, что он всегда хотел умереть в гоночный автомобиле, и - если проанализировать Жиля -  способ, которым он ездил, даже то, как он летел на своем вертолете, он специально к этому шел. Он создал ту ауру, этот  образ, который в некотором смысле было приятен, потому что он просто не умел жить в этом мире.


Патрик Томба

Я люблю говорить о Жиле, он был отличным парнем. Жиль вел гоночный автомобиль, так же как он вел себя в остальной части его жизни - он был действительно уходящая  натура, открытый к жизни, к людям, к миру, и он показал это в своем стиле вождения. У него никогда не было какого либо расчета.
Я был близок к нему, и после того, как он умер, несмотря на то, что он не был с нами физически больше, он был там интеллектуально, психологически и даже сегодня я ощущаю его присутствие рядом. Он по-прежнему вокруг. Наши карьеры перемещались странным, мистическим образом. Я сменил его в McLaren когда он ушел в Феррари. Я сменил его в Феррари, когда он погиб. Я не был пилотом его калибра. Я дорожу мои счастливые днями с Жилем - он был великим человеком, и это все, что вам надо о нем знать.


Ники Лауда

Ах, Жиль ... Я конечно, был в Золдере, в те выходные, когда случилось это несчастье. Вечером, в четверг я был в моем гостиничном номере, было совершенно темно,  и  тут я услышал вертолет. Я посмотрел из окна и увидел как вертолет садится прямо на газон перед гостиницей. Там конечно были огни но с воздуха, трудно было найти отель - а уж тем более увидеть куда сесть! На следующий день я сказал ему: "Что, черт возьми, ты делаешь? Он сказал: "О, я вылетел из Ниццы слишком поздно , и стемнело ..." Я сказал ему , что ты не допущен к полетам в ночное время , и он сказал :«Да, я знаю ..."
Тогда мы начали практику, и Жиль шел передо мной - и развернулся, как сумасшедший на втором круге!После сессии я сказал: "Почему ты как с ума посходил, куда гнать так быстро, пока трасса ещё грязная? Он сказал: "Ники, я уже не могу по-другому ..."
Я был его большим поклонником. У него был огромный талант - мне нравился он за рулем, его полеты на вертолете, но я действительно любил его как человека. Он был дружественным и открытым и очень смешным. Мы были одного типа , когда мы говорили друг с другом, мы точно знали , о чем мы говорили, и там никогда не было фигни. Люди говорят , что Жиль был слишком смелым, но я не согласен. Он был , безусловно, самый агрессивный водитель того времени, но  вы могли абсолютно доверять ему, он никогда не подверг бы вас опасности. Я не думаю , что он был слишком смелым: он просто мчался, как он мчался, и я восхищался им за это. На момент его смерти, Жиль был абсолютно лучший гонщик в Формуле -1 - у него был лучший талант из всех нас, без вопросов. Невероятно. Прекрасный, прекрасный парень.
Tags: 1977, Формула 1, германия, пилоты Ф1, победители Гран При
Subscribe

  • (no subject)

    Как-то давно, писал, про это, но без подробностей. Никто в семье не воевал у меня. По маминой линии один дед был из раскулаченных. второй из…

  • История в песнях

    90-е продолжается. Итак. Берем один год и в пять выходных вспоминаем, что в нём было хорошего, плохого, важного и не очень важного. Основные…

  • История в песнях

    90-е продолжается. Итак. Берем один год и в пять выходных вспоминаем, что в нём было хорошего, плохого, важного и не очень важного. Основные…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments