Дед Онотолий (a_simakoff) wrote,
Дед Онотолий
a_simakoff

Categories:

Путь длинной в 17 лет, продолжение

Через две недели после Гран При Монако, Формула 1 перебралась в Бельгию на небольшую трассу Зольдер, напоминающую картодром и окруженную заброшенными шахтами и прочим промышленным пейзажем.
Это история Формулы 1 и людей её делавших. Сезон 1977 года продолжается и сегодня вспомним Бельгию и продолжим рассказ про Риккардо Патрезе.
Итак 1977 год внезапно все озадачил появлением супер маленькой команды Wolf рецепта борьбы с которой казалось нет.  За первые шесть гонок Джоди Шектер выиграл две и пять раз стоял на подиуме. В итоге он уверено лидировал в чемпионате.Феррари уже не имели того доминирования. что в прошлом году и Ники Лауда более был занят войной с собственным партнером, нежели борьбой за чемпионат. Лотус 78 с граунд-эффектом само собой был самым быстрым автомобилем пелотона, но в самом Лотусе ещё толком не могли понять что и как работает да и ехал пока только один Андретти, ибо у Нильссена дала не клеились совсем. Быстрой была машина у Brabham, но Уотсон и Штук слишком уж много чудили на трассе. В McLaren зашли в тупик со своей М26 и Хант понимая, что теряет титул, впал в депрессию. Идея шестиколесного Тиррелл тоже кажется умерла и если у Депайе ещё как-то получалось его водить, прекрасный Ронни Петерсон совсем за рулем этой диковинки потерялся. Вот и остается простой и надежный Wolf и столь же простой и надежный Джоди Шектер

Ну а теперь к новинкам ГП Бельгии. Вот братья Фиттипальди показали новую модель - F5.

Автором её был перебежчик из Ensign Дэйв Болдуин, поэтому подозрительно новая Фиттипальди похожа на Ensign177.

Журналисты тут же зовут машину Fittipensign а Мо Нанн метко заметил, что теперь Фиттипальди может брать у них запчасти на болид. должны подойти.
Несколько отсутствовавших в Монако команд, вернулось. BRM с Конни Андерссоном, LEC с Дэвидом Пёрли, Williams с местным пилотом Патриком Nьюве и болидом March.

Hesketh выставили три автомобиля: при финансовой поддержке Marlboro, молодой мексиканец Эктор Ребаке,  будет водить третий 308E.

British F1 Racing Team начинавшая сезон с Брайаном Хентоном, на этот раз, возложила повиность водить старый March на молодого бельгийского пилота Бернара де Дривера . Испанец Эмилио де Виллота снова попытал счастье с его McLaren M23. BS Fabrications приобрела другую M23 для Брета Ланджера, заменив американцу старый March, на котором они начинали сезон.
Из Surtees попросили Ханса Биндера и его сменил Ларри Перкинс, начинавший сезон в BRM. И Жаки Икс выступивший за Ensign в Монако, захотел вернуться в Ф1, но у Мо Наааа была лишь одна машина и Клей Регаццони после вояжа в Индианаполис, вернулся за руль.

В пятницу Зольдер смыло дождем, поэтому все решала субботняя квалификация. Лотус 78 был как с другой планеты. Марио Андретти на 2 секунды улучшил время прошлогоднего поула Ники Лауды. Гуннар Нильссен на этот раз выглядел конкурентно способным на фоне партнера Он третий уступив только Марио и Джону Уотсону.
Обратим так же внимание, что Йохен Масс на старом МакЛарене был быстрее своего звездного напарника на новой машине.
Ребят опять ЖыЖо ругается про очень большие записи, поэтому таблицы с результатом квалификации нет
У Феррари в квалификации провал и Ники Лауда даже не попал в первую десятку. Все потому-что последние тесты Скудения пропустила, экономя средства.  Новая Фиттипальди разочаровала. Эмерсон только 16. Ханс-Йохен Штук был самым быстрым в дождливую пятницу, но посуху совсем не поехал, он 18. Лучшим из многочисленных пилотов на March оказался Артуро Мерцарио со своим собственным болидом -16й.

И впервые квалификацию прошел диковинный болид LEC. Хайе, де Виллота, Андерссон, Рибейро, де Дривер и Ребаке квадификацию не прошли.

Прямо перед началом прогревачного круга (на который не смог выйхать Ланджер - отказал движо в тренировке и команде не хватило 5 минут что бы успеть его заменить), на трассу полил сильный дождь. Все спешно стали переодеваться в дождевую резину, кроме Джеймса Ханта решившего остаться на сликах, в надежде, что дождь не на долго. Такое решение в духе Хант либо все выиграть или все проиграть.

Старт лучше удался Джону Уотсону. Первый поворот он выиграл у Марио Андретти.


В глубине пелотоа развернуло March Яна Шектера но каким то чудом, в него никто не врезался и Ян смог продолжить гонку.  А вот дальше авария все же произошла. Марио Андретти ошибся с торможением в первой шикане, Лотус повело и он вынес с трассы Джона Уотсона. Оба лидера гонки оказались в кустах.  А в лидеры вышел Джоди Шектер

Первый круг
1. Дж. Шектер
2. Нильссен
3. Масс
4. Рётеманн
5. Депайе
6. Лаффит
7. Петерсон
8. Лауда
9. Брамбилла
10. Патрезе
Шектер, Нильссен и Масс ушли в отрыв, в то время как Хант на своих сликах откатился на предпоследнее место. Чудеса вождения в дождь стал показывать Виторио Брамбилла. Итальянец обгоняя по два соперника на круге к четвертому кругу вышел на 6-е место.

Потом Карлос Рётеманн стал приближаться к первой тройке. К 10 кругу дождь начал стихать и Карлос отобрал 3-е место у  Масса. Позади по прежнему хорош Брамбилла, он уже 5-й и Лауда вошел в первую шестерку. К 14 кругу дождь совсем прекратился и Ники первым заехал в боксы за сликами. Однако трасса по прежнему мокрая. В этом убедился Карлос Рётеманн поймавший сетчатый забор, подскользнувшись на луже воды. А потом то же самое произошло и с лидером - Джоди Шектером!  Джоди правда смог вернутся на трассу, но с помощью комиссаров, что грозит дисквалификацией.
Однако над Зольдером светит солнце и новый лидер Гуннар Нильссен тоже заезжает в боксы за сликами. Увы во время пит-стопа у шведа вышла заминка с одним из колес и он потерял много времени. А в лидеры выходит Масс. На один круг. Немца также ждет пит-стоп, что выводит на первое место Брамбиллу.  Позади Виторио едет  Лаффит и ...Дэвид Пёрли!  LEC собранный чуть ли не в гараже удивительно быстр, плюс Дэвид не торопится в боксы.

Это был звездный час британца, чей пит-стоп затянулся на минуту из-за заевшего стартера. Очень жаль.
Последним из лидеров за сликами заехал Брамбилла и вернулся на трассу четвертым. Лидером же стал Ники Лауда. Выиграл ли что то Хант от того, что стартовал на сликах и не вынужден был делать пит-стоп? Ничего не выиграл. после того, как все переобулись Джеймс ехал 12-м.

К 27 кругу Ник Лауда, очень вовремя перешедший на слики,  имел отрыв в 20 секунд от идущего вторым Масса.  Третьим идет Алан Джонс, но у австралийца проблема с тормозами. Недавний лидер Гуннар Нильссен боролся с Ронни Петерсоном за 6-е место. Нильссен смог обойти соотечественника , заехав двумя колесами в мокрую траву и чудом избежав заноса.

На 35 круге на трассу пролился новый заряд дождя. Тут первым решил соорентироваться Джоди Шектер. Африканец к тому времени поднялся уже 3-е место и заехал на пит-сто за дождевой резиной. Он вернулся 7-м. Однако через два круга дождь закончился. Он правда успел намочить трассу и Йехена Масса дважды развернуло. Последний разворот окончился в рельсе.
К 40 кругу ситуация выглядит так
1. Лауда
2. Нильссон (22, 3 сек от Лауды)
3. Петерсон (31 сек)
4. Брамбилла (35 сек)
далее на большом расстоянии
5. Джонс
6. Дж. Шектер
7. Депайе
8. Хант
9. Эртль
10. Жарье
Однако Гуннар Нильссен неудержим. Он отыгрывает по 5 секунд на круге у Лауды. К 44 кругу разрыв между Лаудой и шведом сорставил всего 7 секунд. Позади Брамбилла смог обойти Петерсона, все остальные уже потерли всякие надежды на победу.  У лидера чемпионата Джоди Шектера на подсыхающей трассе быстро износилась резина и он отдал 6-е место Ханту.
На 50 круге Нильссен проходит Лауду в первой шикане и возвращает себе первое место

Через три круга швед был впереди Ники уже на 10 секунд.
55 круг
1. Нильссен
2. Лауда (-11 сек)
3. Петерсон
4. Брамбилла
5. Джонс
6. Хант
7. Депайе
8. Эртель
9. Шектер (он снова побывал в боксах)
10. Штук
Джоди Шектер не стал дожидаться дисквалификации и сошел из-за поломки масляного насоса. Ну а ещё через пару кругов Гуннар Нильссен одержал свою первую победу в Формуле 1

Ники Лауда был доволен и вторым местом. особенно после провала в квалификации. Ронни Петерсон заработал свои первые очки в сезоне. Отличное 4-е место у короля дождя Виторио Брамбиллы. Алан Джонс с барахлившими тормозами и сломанной выхлопной трубой умудрился финишировать 5-м. И наконец Штук на последних метрах вырвал одно очко у Джеймса Ханта.

Гуннар Нильссен стал третьим шведом после Ио Боннье и Ронни Петерсона, выигравшим Гран При и пока последним. "Это просто фантастика" сказал Гуннар после финиша. Он вылез из кокпита, к нему подошел Колин Чепмен. Пилот и босс взглянули друг на друга и обнялись чуть не плача.

1. Gunnar Nilsson
2. Niki Lauda +14.19
3. Ronnie Peterson +19.95
4. Vittorio Brambilla +24.98
5. Alan Jones +1:15.47
6. Hans Joachim Stuck +1 круг
В чемпионате же Ники Лауда, благодаря своевременному пит-стопу смог приблизить вплотную к Джоди Шектеру.
Риккардо Патрезе разбил свой Shadow ещё на первых кругах при дожде. Но менее интересными воспоминания этого человека от этого не становятся. Сегодня продолжение истории Риккардо Патрезе на базе его интервью журналу motorsport, где он вспоминает свою первую побед и тяжелые поражения от напарников - Мэнселла и Шумахера. Начало напомню было здесь. Остановились мы на его выступлениях в Arrows, опечаленных  инцидентом в Монце.
В 1980 одну из гонок за Arrows Патрезе закончил 2-м, в 81 выиграл для команды первый поул,  и на него снова вышли парни из Феррари . Они искали  нового пилота в пару к Вильневу на 1982 и вышли на меня. Но кто-то внутри Ferrari не любил меня, и они вместо этого оставили Дидье Пирони. Я знаю, что [спортивный директор Марко] Пиччини любил Пирони Так что это был знак  договариваться с Берни Экклстоуном на 1982 год.

В первый раз в моей карьере, я был в действительно хорошем автомобиле. Нельсон Пике выиграл титул за Brabham в BT49C, и он, конечно, был лидером в команде, но он создавал такую легкую атмосферу. В первый раз мы тестировались вместе, на Поль Рикарде, и когда я закончил тесты в конце дня, я не смог найти мои брюки. На Рикарде были большие высокие флагштоки, и Нельсон водрузили на них мои брюки, они  хлопали на высоте  20 метров над поворотом  Мистраль. Нельсон был большой шутник.

В Монако я получил свою первую победу , которой чуть было не было. Я шел вторым,  позади Renault Проста . Позади меня Пирони в Ferrari, де-Чезарис в Alfa, Росберг в Williams, так показывает табло. У меня этот  порядок  пилотов остался в голове. Четыре круга до финиша: пошел  дождь  и лотерея начинается. Прост разбивается  в шикане - это была на пятой передаче в те дни, очень быстро. Так что я выхожу в лидеры, но дождь перерастает в ливень. Я очень осторожно еду, понимая что это последний круг, вхожу в  шпильку. Я касаюсь тормоза, делаю 10 км/ч , и  как  на льду, машину ведет, и я разворачиваюсь. Я не могу в это поверить. Я сижу в машине посреди трассы, двигатель заглох. Моя первая победа Гран При, и я её потерял. Феррари приходит мимо,  то есть победитель Пирони. Альфа: это де Чезарис. Уильямс: это должно быть Росберг. Маршалы тянут меня назад, потому что я застопорился на подъеме, в опасном положении. Теперь я, скатываюсь вниз. Автомобиль медленно катится, я толкаю  передачи, и он заводится. У меня все кипит,, потому что я думаю, что я четвертый.
Я начинаю свой последний круг, и я прохожу де Чезариса, у того нет топлива. Немного лучше, я третий. Вниз через туннель, там Пирони, припарковался. ОК, я второй, но Росберг должен еще быть передо мной. Я пересекаю линию, машут флагом, все восхищаться. Но я очень расстроен, я потерял Гран, который должен был быть моим. На медленном круге, мне машет Пирони, он хочет что бы я подвез его обратно в боксы. Я останавливаюсь, он садится на пантон, держится за дугу, но я до сих пор так зол, что забыл, что он там, и я ускорился с первой на  вторую, третью, четвертую. К тому времени, когда мы добрались до Tабак он стучал мне по  шлему, чтобы замедлить, чтобы он мог спрыгнуть. Когда я добраться до входа в боксы, мне машут  "леденцом" и я ничего не понимаю. Радио тогда, конечно же не было Я останавливаюсь, и итальянец прыгает мне на нос: "Ты выиграл, ты выиграл. Я иду вверх по лестнице, чтобы встретить принцессу Грейс, только тогда я понимаю, что я выиграл Гран-при Монако.

Просто, я не знал, что Росберг,  разбился за  несколько кругов, до. Williams, что я видел, был Дерека Дэли. Но в течение 20 лет я все еще чувствовал себя глупо из-за моего разворота в шпильке. Я никогда не мог понять, почему я развернулся при такой низкой скорости - до тех пор, пока, совсем недавно, я не прочел интервью с Дереком Дэйли. Он сказал, что он врезался в Мирабо, и сломал масляный радиатор. Он поехал дальше вниз к  Шпильке, и его масло было повсюду. Я развернулся на масле. Но он сделал еще один круг, и когда он прошел мимо, я подумал, что это был Росберг Когда я прочитал это, я почувствовал себя лучше.

Гордон Мюррей был большим умником После того, как мы перешли на BMW турбо двигателем BT50, Гордон придумал в середине гонки дозаправки. В Турбо требуется 240 литров, чтобы пройти дистанцию гонки. С таким количеством топлива на борту на старте, вес, износ шин - это было катастрофой. Он сделал систему заправки, которая выдавала 120 литров в течение нескольких секунд под высоким давлением, и сделал грелки для нагрева новых шин. Мы проверили все это в Донингтоне, и в первый раз, когда мы использовали это, было в августе, в Австрии. Я был в лидерах, и это прошло отлично. Я сменил, четыре шины и заправился - в первый раз это было сделано в современной Формуле 1 - и вернулся в гонку без потери мест. Невероятно. Четыре круга спустя двигатель взорвался ...

Имола в 1983 году была гонка, которую я должен был выиграть. Я лидировал, но мой Пит-Стоп затянулся и Ferrari Патрика Томба вышло вперед. Шесть кругов до финиша, я возвращаю лидерство обратно. А потом я немного расслабился, я говорю себе, хорошо, я выиграл этот Гран-При. В повороте Аква Минерале поверхность асфальта разваливалась, я поставил колесо на несколько сантиметров офф-лайн, и я врезаться. Тиффози повеселил конечно: они предпочитают, чтобы француз выиграл в Ferrari, нежели что бы итальянец, выиграл в любом другом автомобиле. Я был так зол на себя, что не слышал их аплодисментов. Но я видел это по телевизору, когда я вернулся домой, и это заставило меня чувствовать себя еще хуже. Тиффози могут быть очень жестоким.

В Монце у меня был поул. Берни сказал мне: "Нельсон борется за чемпионство, ты поможешь ему сегодня? Я говорю: «Может быть, Берни, но как насчет моего контракта на 1984 год?  "Я ещё не могу сказать". «Если Нельсон находится рядом со мной, я не собираюсь врезаться него, но если я буду далеко впереди, я не собираюсь, замедляться ради него,  вы не можете ожидать, что я сделаю  это здесь, в Италии». Тогда Гордон задал мне тот же вопрос, я дал ему тот же ответ, и Гордону  не понравилось, он стал молить. "Мы команда, вы должны помочь Нельсону". Я сказал: "Не просите меня об этом. Мы находимся в Италии, я на поул-позиции, у меня нет контракта на следующий год. Я не буду делать неприятности Нельсону, но если я могу выиграть этот Гран При, я его выиграю. " Гонка начинается, и я не могу поверить, насколько мощна моя машина. Она, как ракета, в ней будто дополнительных 100 л/с. Я легко иду в отрыв. Третий круг, в Параболике, бум! Возможно, они специально перекрутили мне движок Я не говорю, что это был Гордон, потому что я не мог ничего доказать ... но Нельсон выиграл.
После этого я помог Нельсону. В последнем туре в ЮАР, он должен был набрать на три очка больше, чем  Ален Прост, чтобы стать чемпионом. Нельсон лидер, я второй, и на середине дистанции Прост сходит. Так Нельсон начинает замедляться. Я замедлился позади него. Есть ли у него проблемы? Он идет медленнее, я иду медленнее. Я пришел рядом с ним, чтобы посмотреть, он машет мне , иди, иди. Он хотел спасти свою машину, чтобы быть уверенным, что финиширует третьим, для чемпионата. Так что я выиграл гонку, а снова стал чемпионом .

Октябрь, ноябрь, Берни до сих пор говорит, конечно, уверен, мы найдем решение, но контракта все нет. Так что я договорился с  Alfa Romeo. Тогда Берни говорит, хорошо, заключаем контракт. Возможно, это было только потому, что он   знал, что я больше не доступен! Вы никогда не угадаете Берни. Но мои два года в Альфа были катастрофой. Команда, Euroracing, не имела бюджета, чтобы делать  правильные вещи. "В течение двух сезонов, вместе со своим старым партнером по картингуе Эдди Чиверм, они имели одно третье и одно четвертое место. При этом, надо отметить, что одним из немногих партнеров, для кого у Риккардо не нашлось добрых слов, был как раз Чивер. В 1985 году автомобиль не удался , и я не заработал ни одного очка. Я думал, что никто не выбрал бы меня сейчас. Но Берни хотел, чтобы я вернулся. И в конце этих двух трудных лет в Альфа, я сильно изменился. Я стал проще с людьми, более расслабленным. В 30 лет вы становитесь мужиком; до того, я был просто мальчик
Назад в Brabham Я был с Элио де Анджелисом. Перед тем, может быть, потому что мы оба были итальянцы, у нас было соперничество, мы были насторожены друг к другу. Когда мы начали работать вместе, наши отношения стали очень хорошими. Но автомобиль - Гордона, низкий  BT55, с  плоским двигателем  - это было очень трудно. Ты ложишься на спину с шеей под прямым углом , чтобы увидеть, куда ехать, и ты не можешь дышать.

В первый раз я  сделал один круг, и должен был остановиться. И болид был настолько низким, что мы чувствовали себя частью автомобиля. Мы привыкли к нему, и он имел огромную мощность, но это было не так просто. После  Монако был мой черед тестов на Поль Риккард, но Элио попросил меня поменять даты с ним. Он хотел, сделать больше миль за рулем к Спа, так что я сказал, хорошо. В Эссес после боксов на Риккарде, в шестом повороте, я думаю, что что-то сломалось. Автомобиль перевернулся, загорелся с Элио внутри и простые люди пытались его спасти. В те дни спасателей и медиков на тестах не было . Это было очень, очень грустный случай. И, вы знаете, это должны были быть мои тесты. Жизнь странная штука.
Дерек Уорик стал моим товарищем по команде до конца этого года - фантастический парень - и в 1987 году Андреа де Чезарис присоединился. Я пытался убедить Берни не брать его, но  Берни:сказал "Это спонсорство, спонсорство. Когда Берни хочет сделать что-то он делает это. Причина, почему я не хотел Андреа была из-за Брэндс Хэтч  в 1985 году, когда мы оба были в команде Лянча, в спорт-прототипах  Это было в конце гонки, и мы просто должны были проехать пару кругов, парой что бы закончить победным дублем. Но,  он пытался меня обогнать, и въехал мне в зад, авария! Я должен был сделать пит-стоп, я был в ярости. Но в Brabham, в конце концов, мы стали друзьями. Он мог быть очень быстрым, тоже, но он был дезорганизованным.
Я не знал, что Берни планировал продать Brabham в конце сезона. Никто не знал. Но Берни обо мне заботился. В августе он предложил меня Фрэнку Уильямсу для тестов в Имоле. FW11B был самый лучший автомобиль в том году, так что это была отличная возможность. Я сделал двухдневный тест  и прошел на полсекунды быстрее, чем Айртона Сенна в Имоле на поуле. Пике уходил в Lotus, и Уильямс предложил мне присоединиться к Найджелу Мэнселлу. Берни всегда был мне хорошим другом. Вам не нужны с ним договоры. Если он смотрит вам в лицо и говорит, что он будет делать что-то, так и будет.. Б. Экклстоун Риккардо никогда не был удачливым пилотом, но я убежден, что при этом он оставался одним из самых талантливых гонщиков своего времени, и уверен, мог бы добиться куда больших успехов, но ему хронически не везло
Это было началом  из пяти фантастических лет для меня в Williams. Все мои годы в Формуле-1 были хорошие, потому что у меня были сильные отношения со многими хорошими людьми, и даже в плохие времена, мне нравилось работать с командой, чтобы поднимать её боевой дух. Я думаю, что именно поэтому я выжил в течение 17 сезонов. Но Фрэнк и Патрик  особенные. Фрэнк является экстраординарным менеджером, Патрик является экстраординарным инженером. Первый год, 1988, у нас был только двигатель Judd, но в 1989 прибыл Renault V10 . Найджел ушел в Ferrari, и Тьерри Бутсен стал моим партнером по команде. Хороший водитель, хороший человек тоже.

McLarens были очень сильны в те годы, а у меня были некоторые неудачи. Я лидировал в Рио, но двигатель сломался. Тогда под дождем в Канаде мой -спойлер смыло волной, и я потерял прижимную силу; Я позволил Тьерри пройти мимо, он выиграл, я был вторым. И Хунгароринг: поул, во главе 52 круга, но камень пробивает мой радиатор. Но Имола 1990 был великой,  после моей ошибки в 1983 году, и на этот раз Тиффози подбадривали меня. Я обогнал McLaren Бергера и взял на себя лидерство за 10 кругов до финиша, взял свою первую победу в Ф1 в течение семи лет.
В 1991 году Найджел вернулся в Williams. В начале я был быстрее, чем он - я переквалифицировал его в  первых семи гонках, и взял четыре поул-позиции. Он был недоволен настройками своего автомобиля, и в один момент он попросил, чтобы попробовать мой, но он обнаружил, что они были такими же. К тому времени у нас уже была телеметрия, и она сказала нам, что мы были одинаковы в быстрых поворотах, но мое преимущество было в медленных поворотах, я получал больше скорости из машины. После шести гонок я был вторым в чемпионате за Сенной. Потом у Найджела было четыре прекрасных победы, и после того,  я помог ему, чтобы попытаться побить Сенну. В Португалии моя машина сломалась в квалификации, и мне пришлось идти обратно в боксы. Патрик крикнул мне, чтобы я сел в  в Т-машину (запасную). Я никогда не сидел в ней раньше, но я сделал один круг и взял поул. Я возглавил гонку, но пропустил Найджела  как я и обещал. Но покидая боксы его колесо оторвалось, и после этого, его  наказали черным флагом. Так что я выиграл в любом случае.
В 1992 году у нас была активная подвеска автомобиля, и Найджел, как правило, был быстрее, чем я. Не было усилителя руля, и из-за прижимной силы нагрузка на  руль стал очень тяжелой. Он был сильнее меня, с более мощными руками. Автомобиль был намного быстрее в быстрых поворотах, но с тяжелым рулевым управлением не требовавшим тонкой работы рулем и в медленных поворотах, мое преимущество исчезло, потому что теперь мы имели контроль тяги, он делал работу за нас.
У меня всегда были хорошие отношения с Найджелом - несмотря на то, что он был очень самовлюблен! - И до сих пор  мы хорошие друзья. Но я только что прочитал новую книгу, которую Морис Хэмильтон писал о Williams. Там, Эдриан Ньюи сказал, что на данный автомобиль Найджел получал свои настройки скоординированные на   тестах , а затем,  он исправлял данные, так что, когда мой инженер проверял настройки, мы получили бы их неправильными. Дэвид Браун, инженер Найджела, знал об этом. Я никогда не знал. Активный автомобиль был очень сложным, и все, что я обнаружил в тестировании я клал на стол, потому что мы были командой. Но, похоже, Найджел делал что-то другое. Так говорит Эдриан Ньюи в книге, Мэнселл знал что Патрезе был серьезным соперником, и принялся его избивать как мог.
Активный автомобиль подходил Найджелу лучше, чем у мне, и в этой машине он был быстрее, чем я. Он заслужил  выиграть чемпионат. Это позор, что он не сделал своё решение оставить Уильямса, и оставить Ф1, до конца недели в Монце. Потому что к тому времени, полагая, что  уже нет места для меня в Williams, я подписал договор с  Benetton. Фрэнк попросил меня остаться, но я дал слово Алессандро Бенеттону. Флавио Бриаторе сказал, что он должен  получить меня, он не мог жить без меня, из-за моего знания активного Уильямса. Но прошло  три или четыре гонки и г-н Бриаторе говорил я не  достаточно быстр, что пришло время мне идти на пенсию. Было много проблем, связанных с автомобилем, но я не жаловался публично, я только  разговаривал с командой и пытается решить их. И Михаэль Шумахер был очень хорош в плохом автомобиле, и, где он мог, он уничтожал своего напарника. Я говорил внутри команды о неисправности автомобиля, но они говорили, что я просто оправдываюсь, потому что Шумахер был быстрее, меня.
На самом деле к середине года они обнаружили плохую проблему с машиной, они поняли, что я был прав, и вдруг все стало намного лучше. Но Бриаторе все еще хотел, чтобы я ушел. С Михаэлем я всегда ладили. Как мы теперь знаем, что он был особенным. После  меня были Ферстаппен, Лехто, Херберт, никому из них не было легко гоняться с Шумахером.Я мог бы списать все на то, что моя машина была подготовлена хуже чем у Шумахера. Но на самом деле машины были на 90% идентичны, разница лишь в том, что я чувствовал себя не в своей тарелке, машина мне не подходила, в то время как Михаэлю удалось выжать из неё буквально все.

Вплоть до 1992 года я был столь же мотивированным в Формуле-1, каким я был в 1977 г. Но в конце 93-го я ждал, чтобы оставить Benetton, потому что я не хотел больше видеть Бриаторе. Через 17 лет я был выкинут из Ф1,и когда сезон '94 начался, и я был у себя дома, смотрел его  по телевизору и почувствовал себя плохо. Я приехал на квалификацию в Имоле, чтобы увидеть старых друзей, и поговорить с Фрэнком и Патриком о том, что бы провести тесты для Williams, просто, чтобы помочь с развитием автомобиля. Они сказали: "Хорошая идея, Риккардо, мы организуем это". Я попрощался с Айртоном и пошел домой, смотреть гонку на следующий день по телевизору. И  Айртон погиб.

Я хорошо знал его. У нас была хорошая дружба, мы  провели пару отпусков вместе на острове между Японией и Австралией. Как человек, он был очень обаятельный, всегда действовал очень тихо и спокойно. Внезапно я понял, что, возможно, я вернусь в гонки снова, но все, что я чувствовал, это большая боль в  сердце, из-за Айртона. Две недели спустя я увидел Фрэнка и Патрика в Монако, и они сказали мне: "Если бы мы предложили бы тебе вернуться в гонки? " И я сказал: «Да, если вы хотите меня, я вернусь." Когда я приехал домой все итальянские журналисты звонили мне, говоря, что они знают, что я собирался в Уильямс на место Айртона. Они были настойчивы. Другой журналист позвонил и сказал: «Это правда, не так ли? Вы собираетесь в Уильямс". В этот момент я всё решил. Я сказал нет. Не я. Ф1 для меня закончилась ". Я сразу перезвонил Фрэнку, и сказал: "Может быть, вы и не собирались выбрать меня. Но в любом случае, я решил сказать нет"
Я  снова водил Williams. В 1996 году Фрэнк и Патрик попросил меня приехать в Сильверстоун, чтобы проверить FW18, машину Дэймона и Жака ', которая доминировала в том году. Это был подарок от старых друзей. Я не был в кокпите в течение трех лет, но это было самым приятным испытанием в моей жизни. Никакого давления, никакой программы: просто выйти и наслаждаться собой. В первый день я просто веселился, на второй день я надел пару новых перчаток и втопил. Мой лучший круг поставил бы меня во второй ряд  британского ГП. Но этот автомобиль был настолько хорош, вы могли бы просто сесть и сразу поехать.
Помимо формул, я ещё провел девять сезонов с Lancia в спорт-прототипах. Мои напарники были хорошими людьми - Сандро Нанниниi, Рёрль, Альборето, Боб Воллек, Тео Фаби. Мы выиграли много гонок: Уоткинс Глен, Брэндс, Нюрбургринг,  Спа. Но я никогда не любил Ле-Ман. Я чувствовал, что я больше спринт гонщик, и в шестичасовой гонке, или 1000 километров, вы могли бы в общем проехать три часа каждый и гонка заканчивалась. Ле-Ман не нравится. Я также выступал в DTM, но мне не понравилось. Техника не очень отличается, нет прижимной силы, чтобы выиграть, вы должны быть специалистом данной категории.
Существует ли удача в Формуле-1? Еще бы! Без удачи не сможешь победить и не станешь чемпионом. Что касается меня, то я выиграл шесть Гран При, но ещё столько же раздарил великим чемпионам! Если мы посмотрим на историю таких пилотов, как Сенна, Прост, Менселл и Шумахер, мастерство которых не ставиться под сомнение, то можно смело утверждать, что во многих Гран При они победили лишь за счет неудач, постигших лидировавших гонщиков. Помню в Монце 92, я был вынужден сбросить скорость за пять кругов до финиша из-за поломки подвески, и Айртон, который шел в десяти секундах позади меня, финишировал первым. Мне же никогда, за исключением Монако 82, не удалось, идя вторым, выиграть из-за чужой ошибки или технической неисправности. Семнадцать раз я финишировал вторым, и ни разу никто из шедших впереди меня не остановился. Но, не смотря ни на что, я не считаю себя неудачником и ни в коем случае не пеняю на судьбу. Возможно, я не был самым везучим пилотом Ф1, но мне грех жаловаться. Я счастливый человек. Я счастлив в первую очередь потому, что у меня есть семья, дети и Сьюзи. На протяжении всей моей карьеры жена оставалась самым близким и самым важным в мире человеком, она всегда поддерживала меня, помогала переживать постоянные стрессы, которые являются неотъемлемой частью гонок. Именно благодаря ей я мог так долго сохранять не только физическую, но и куда важнее психологическую форму.
Сейчас Патрезе занял горными лыжами и собирает модели паровозов. У него дочери - воздушные акробатки, довольно известные. Самая жуткая авария произошла со мной не в Формуле1, а когда я упал с коня и сломал ногу.


На этой неделе умер Крис Эмон. Тоже считавшийся неудачником Ф1. Уходит эпоха джентльменов. Земля пухом.
Tags: 1977, Бельгия, Формула 1, пилоты Ф1, победители Гран При
Subscribe

  • Конкурс знатоков кинов

    Легенда мирового хоккея Владимир Путин забросил в Сочи сразу 8 шайб. Хорошо, что этот величайший человек не участвует в конкурсе знатоков кинов а то…

  • Конкурс знатоков кинов

    Друзья, в сегодняшнем конкурсе у каждого есть шансы победить. Все просто, ведь наделенный большими знаниями человек, он склонен рефлексировать и…

  • Конкурс знатоков кинов

    В Каменск-Шахтинском мужик увел своего задержанного друга из отдела МВД, просто притворившись полицейским. Ты можешь притвориться знатоком кино и…

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments